Записи с темой: мои писульки (список заголовков)
09:54 

Дежавю

Прозрей.
Рассказ написан по нереализованному игровому сюжету, второй персонаж полностью заменён, взято только пару деталей.

Дежавю


Ему говорили, что это невозможно. Говорили, что так попросту не бывает. А он видел яркие сны. Ему говорили, что никаких прошлых жизней никогда не было. А он видел во снах колоритные пейзажи и красивых людей. Ему го-во-ри-ли, что слепые не могут рисовать красками. А у него на пальцах въелись цветные отпечатки. Его звали Артур. И он не подходил не под одно из установленных людьми правил. Он аномалия. Необъяснимое человеческое создание. Потому, наверное, у него и не было семьи. Откуда вообще такие берутся. Кому вообще такие нужны. Но у него был лабрадор Гудвин и подруга Мелани. И он не знал, что значит иметь кого-то ещё.

Он даже на выставки своих картин не ходил. В галерее он был только дважды. Первый раз, когда ему позвонили и сказали, что хотят выставлять его картины. Он понятия не имел, как о нём узнали, но пришёл, и девушка по имени Дженис водила его по залам, а он слушал, как стучали по мраморному полу её каблуки, и через этот звук видел пространство. Ему понравилось там, и он дал своё согласие. Тогда он едва только выпустился из приюта, все люди как-то быстро рассыпались, и он совершенно не знал, как дальше жить, а за картины платили деньги. Немного, конечно, мало ли сейчас малюют.

Второй раз Артур побывал в галерее на первой выставке с его работами. Сначала ему нравилось думать, что люди интересуются его картинами, но потом они стали подходить к нему и спрашивать, как у него это получается. Он смущался и не знал, что отвечать. Господи, их интересовало только, как такой калека может рисовать.

читать дальше

@темы: мои писульки, Космос

13:41 

Даблджейные зарисовки под музыку

Прозрей.
1.


Мы все падаем вниз

Пустынная дорога тянется к пылающему яркими осенними красками горизонту. Машина движется почти неслышно, будто плывёт по воздуху вдаль. Джим держит руль расслабленно, легко отстукивая пальцами какую-то мелодию. И улыбается, когда голова спящего доктора вдруг соскальзывает ему на плечо. Ничто не нарушает его сна, лишь мягкий ветер чуть задевает пшеничные пряди. Слышно мерное сонное сопение, и этот почти младенческий звук удерживает улыбку на лице Джима. И нет боли – может, впервые.
Никого в этом мире больше нет. Только эти двое.
А потом появляется море. Оно – там, внизу, раскинулось тёмно-синей бездной, бурлящей и живой.
Голос его врывается в сознанье, и Джон не сразу понимает, только чувствует прикосновения на запястьях и ловит глотками чистый воздух.
И вдруг он на самом краю обрыва, задыхаясь от страха и восхищения. Здесь огонь и вода сосуществуют вместе, здесь земля и воздух, начало всех начал, четыре стихии сливаются в объятьях.
Опора ускользает, Джон будто парит, но чувствует рядом родное тепло, и поцелуй тает на коже сладкой истомой. Вся сила мира здесь и так осязаема. Наверное, это и есть счастье.

2.


Каждую ночь Джим просыпается от шёпота. Будто ему поют колыбельную. Кажется, что в комнате кто-то есть, кроме него, присутствие ощутимое, тёплое. Но только он открывает глаза – вокруг снова пусто и холодно. Это сводит его с ума. Он пытается спать со светом или вовсе не спать, но шёпот всё равно настигает его. Джим обнаруживает себя в вагоне метро или посреди пустынной улицы и понимает, что какое-то время жил бессознательно. Каждый раз он уходит всё дальше.
Джим сидит на кровати, преодолевая глазами тьму, и ждёт. Но потом снова просыпается и успевает уловить только ускользающий силуэт. Почему-то ему кажется, что он видел улыбку.
Джим ненавидит ангелов.
На следующую ночь он глотает снотворное. И в полутумане, не в силах открыть глаза, он чувствует тёплое касание на лице, будто кончики пальцев проскальзывают от ресниц к губам. И хочет ухватиться, но касание тает, и он только выводит губами «ос-та-вь-ме-ня».
А открыв глаза посреди промозглого серого утра, он видит высохшую траву и выбитые на чёрной могильной плите буквы: Д Ж Е Й М С М О Р И А Р Т И.
И он больше не просит ангела уйти.

@темы: фанфикшн, мои писульки, ежиные истории, Джим x Джон

11:31 

lock Доступ к записи ограничен

Прозрей.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:12 

Прозрей.
А какая была хорошая цитата:
Слепой обнимал себя за плечи. Глядя на него, Ральф не мог отделаться от ощущения, что видит заживо содранную кожу, распоротую оболочку защитного панциря. Чем бы это ни было на самом деле, Слепой сотворил это с собой сам.

Но тут мне приспичило её проиллюстрировать. Рисую я сплошь каляки-маляки, но тут можно повесить.

@темы: мои писульки, курение влияет на психику, литература

23:05 

Прозрей.
Один человек сказал, что "мои стены" навеяли ему Илью Кормильцева ” Я пытался уйти от любви”.
Второй - что песню Наутилуса "Я хочу быть с тобой".
Оказалось, одни и те же стихи. Как здорово, что мои писули помогает вспоминать такие божественные творения!
Хотя меня эта песня немного царапает...

А ещё Бурый позабавил вот такой очаровательностью:

Отчего же все клумбы оборваны?
И зачем напились все мужчины?
Почему улыбается солнышко?
А, ну да. День рожденья Катрины.

:sunny:

@темы: happy, мои писульки

15:38 

Прозрей.
Наконец-таки, дождалась результатов обсуждения жюри моей писульки "Конь, меч и корона", за два дня извелась от любопытства просто ) Всего 7.8 из 10, вторая такая высокая оценка после "Облаков".
Обожаю литературные сайты за их дискуссии и откровенную полярность:

Kosslave •

читатель, член жюри

Катрина - МОЛОДЕЦ!
По-моему, рассказ написан для всех - и для детей и для взрослых. Ну, извините, не могут быть родители постоянно с детьми, да и лишнее это (гиперопекание) - они его всё равно любят. Другое дело в том, что родители не поддерживают его вымышленного мира, им хочется, чтобы сын быстрее повзрослел. Не у всех родителей (с фантазией и с ЖЕЛАНИЕМ фантазировать вместе с детьми)- всё в порядке. Матвею не повезло в этом отношении, его мир фантазий - только его мир, поэтому ему одиноко и он искренне не понимает, почему ему не помогают в его подвигах.

Мне очень понравилось начало, когда сказка внезапно прерывается диалогом, а ты ,вроде бы, настроился уже на приключения в дремучем лесу)))))))).
И словосочетание: "сто тысяч миллионов раз" - это как раз детское мышление, когда нужно сказать, что ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ много.......
Отлично переданы мысли мальчика, его вера в существование той самой принцессы (которая его никак не дождётся), и в Ивана-царевича с серым волком.

Написано интересно в равной степени и для взрослых и для детей. Язык ХОРОШИЙ, написано гладко, читается "на лету". А главное - написано ИСКРЕННЕ с детским взглядом. Такое доброе произведение может только украсить детскую литературу.


И сразу после:

Лешечка •

член жюри, писатель

До поры до времени наличие личного мировоззрения спасало в моих глазах автора. На этот раз не спасло. Фантазия инертная, вялая. Такая фантазия не способна всколыхнуть души ни читателей, ни критиков, ни высших богов.
4.5 балла.


И хотя меня обвинили в стряпании популярного креатива (ваххаха), но меня очень радует, что у меня появился читатель из старожилов, который считает, что я нужна на сайте, и потому выставляет на обсуждение мои рассказы.

@темы: мои писульки, happy

17:09 

Прозрей.
Сегодня интуитивно открыла роман, у меня был не дописан эпизод по дождём, и тут в Азове хлынул ливень точь-в-точь, как у них там в Городе-Призраке ) Магия Вселенной. Глава получилась странная. Но в последнее время мне всё кажется странным в этом творении.



@темы: мои писульки, Космос

10:31 

Прозрей.
Нашла тут древнюю писулину, так и не увидевшую свет, но почему-то вдруг очень понравилась.

Клетка сознания



Когда ты смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя. (Ф.Ницше)


Холодное отражение холодной души. Пустота, будто смотришь в пропасть. Колкий царапающий лицо туман. Вытерпеть этот взгляд равносильно вырезанию крохотных кусочков из собственного тела.

Холодные бетонные стены – словно часть его мира. Голод – часть сущности. Смерть – сознательный выбор. Кто он? Как вытащить его наружу? И есть ли там, за металлическими прутьями клетки сознания, что-то настоящее, что-то живое? Мне предстоит это выяснить. Мне предстоит спуститься по шаткой лестнице в тёмный подвал. Столкнуться со своими страхами лицом к лицу.

Дверь открывается бесшумно, но он оборачивается. Первая эмоция за несколько дней. Безумие. На этом бледном отчуждённо-равнодушном лице безумие проявляется как эмоция.

Первая ступень. Я вижу дрогнувшие уголки губ и ожившие глаза. Ещё одна ступень, мне приходится закрыть дверь за спиной. Кто из нас настоящий пленник?

Царапины на стенах отпечатываются в глазницах. Капли крови в уголках букв. Теперь я знаю его нерв. Только он совпадает с моим. Кем я выйду отсюда?

- А вот и ты, Майкрофт,- слышу я глухой низкий голос, словно внутри себя.

Сегодня, здесь и сейчас, мне придётся сделать выбор. Ответить честно хотя бы раз самому себе. Работа или семья. Королева или брат.

- Я так понимаю, нам есть, о чём поговорить,- сажусь напротив, сложив руки в замок, и улавливаю короткую усмешку. Он думает, что может прочитать меня. Или… Я в тёмном подвале своих страхов, есть ли смысл обманывать себя? Он уже знает обо мне всё. Он докопался до самого дна. Он знает ответ. Знает, что я выберу. Что я всегда выбираю.

- Так уж случилось, Майкрофт, что у тебя есть то, что нужно мне,- он перегибается через стол, и его дыхание по-настоящему ледяное. Его пальцы проскальзывают лезвием по затылку.- А тебе очень нужны ответы,- голос опускается до шёпота и расползается по телу.

От осознания мне становится мерзко. Он здесь не потому, что я смог его выследить, а потому что он позволил мне это сделать.
Где я упустил нить? Когда стал его марионеткой? Пальцы болезненно напрягаются. Я просчитался. Не смог сломать его. Скорее помогал ломать себя. Сам подавал скальпель, покорно лёжа на хирургическом столе. Даже его единственная слабость сейчас управляет мной.

- Что ты хочешь услышать?- я и сам понимаю, как ничтожно звучит мой голос, но поздно что-то делать, когда тебе уже вскрыли грудную клетку.

- Ты расскажешь мне всё, Майкрофт.

Торжество в его голосе сдавливает голову, кроша кости. Кровавый коктейль отчаяния и вины. Мне не испить его за всю жизнь.

@темы: фанфикшн, мои писульки, Шерлок

19:26 

Прозрей.

Этот дракон и музыка, и ощущение детства сподвигли меня на рассказулю про детский мир. Но смысл, конечно, схож с "Волшебством", и пусть предложат мне ещё раз верёвку в мылом ) Жар-птицу вплести не получилось, но сказку перечитала по своей гигантской книжище и отсылка к ней есть. А вот ещё картиночка чупудезная (туго как-то в тырнете с драконами, от которых в реале не обделашься).

@темы: мои писульки

15:33 

Мои стены

Прозрей.
У Ассаи новый альбом "Задеть за мёртвое", написала под первым впечатлением миниатюрную зарисовку.
Внезапно мне пришло несколько последних строчек.

Мама, мне нужен наркотик,
Мягкий, как белая вата,
Нежный, как губы ребёнка,
Беспощадный, как Зорро,
Сладкий, как первое лоно,
Важный, как слово папы,
Чтобы забыть о стопе,
Мама, нам нужен наркотик.

Ассаи




Я расцарапаю себе руки, когда буду думать о тебе. Изломаю хрупкие костяшки пальцев. Расталкивая стены, буду искать тебя в этих комнатах.

Я буду падать на холодный пол, разбивая коленки.

Вместо крови – чёрное, склизкое.

Я выйду на улицу глотать воздух обрывками, он заполнит пустую грудь и будет давить изнутри.

Я буду искать красоту, но солнце такое жестокое, плавит кожу. И люди, как кляксы, стекают грязью, стереть бы, а не получается. Боль вычертит дорогу, выскоблит лезвием на полотне.

Этот дом с забитыми окнами, потолок на уровне плеч. Пять углов в каждой комнате.

Ты придёшь, когда будет поздно, принесёшь запах хлеба и натруженных рук. Твои слёзы горячие, въедаются в раны, не давая им заживать. Ты говоришь много и тихо, так, что неслышно.

От тебя всегда больно. Мои стены тебя не любят. Когда ты сидишь долго на одном месте, они начинают выдавливать тебя.

Ты уйдёшь, снова как в последний раз.

И моё «спаси» съест темнота. Потому что ты не можешь. Как и никто. Кроме одного, что застыл в щелях твоих следов.

Тебе лучше не возвращаться больше. Ты слышишь? Не тронь мои раны.

Это мой выбор. Это моя жизнь.

Я буду убивать тебя в обществе доступных женщин и грязных мыслей. Буду вытравливать тебя изнутри, разжижая кровь. Но ты дрянь дотошная и живучая. Когда никого уже не осталось, когда только коридоры и все двери опечатаны, ты упорно просачиваешься сквозь стены, капаешь с потолка холодными едкими каплями.

И однажды ты скажешь мне, голос будет очень знакомым, но таким далёким:
- Жизнь заканчивается, когда умирает надежда.

И я позволю тебе остаться.
запись создана: 23.05.2013 в 23:11

@темы: внутри меня, мои писульки

11:31 

Волшебство

Прозрей.
Много разного сказало жюри, было бы даже странно, если бы мнение было однозначным. Но фраза о том, что написано будто самим синестетиком, просто Космическая, очень порадовала. 7.3 из 10.

Волшебство


Антон в детстве следил за жуками-водомерами, скользящими по поверхности реки, видел узоры, голубые круги, нанизанные на нитку, слышал трель ксилофона. Он перевешивался через перила моста и часами созерцал эти представления. А потом отец подсекал рыбу, и всё взрывалось синим фейерверком, россыпь капель зависала в воздухе и барабанной дробью опадала.

- Волшебство…- выдыхал Антон, улыбаясь, а потом оборачивался на зов отца: «а ну-ка, сынок, помоги мне!».

Они делили рыбу пополам и несли домой. Дорога струнами тянулась за горизонт, и Солнце желтело одуванчиком, а где-то вдали ритмично поскрипывала старая шарманка.

Когда Антон рассказывал соседской девчонке, что, если постараться, можно собрать облако в стакан, она смеялась, и от её смеха воздух искрился золотыми всплесками. Антон брал Волшебство в ладони и смеялся тоже.

Оно было повсюду. Когда Антон играл в футбол с друзьями, они кричали «Давай, Тох, забей!», казалось, что ворота шириной с весь мир, и что ты ни сделай, это не будет ошибкой. Мяч рассекал воздух, оставляя после себя огненные всполохи, а восторженные возгласы друзей парили до самых небес.

И когда Егор хлопал по плечу, его ладонь отражала солнце, как золотая медаль. Он говорил:

- Мы будем играть за сборную, Тох! Я буду вратарём, а ты нападающим, мы покорим мир! – он трепал русые волосы Антона, и хор духовых играл праздничный марш.

Марк же звучал, как одна клавиша рояля, монотонно и одинаково.

- Нерационально пытаться покорить мир в сборной России по футболу. Это всё равно, что спичкой чайник подогревать.

При разговоре он всегда поправлял очки, а вокруг летали сонные мушки, которые пропадали, только если его потрясти, как следует.
Друзьям приходилось валить его на траву и катать по ней, пока он не начинал хохотать. Если везло, можно было услышать вальс ми минор Шопена.

Дома у Антона был проигрыватель и старые пластинки из коллекции отца, которую он собирал «по молодости»: Чайковский, Рахманинов, Моцарт… Они чуть поскрипывали, как поленья на костре, и наполняли комнату ярким солнечным свечением или звёздными мириадами, а от пятой симфонии Бетховена в комнате бушевал ветер и иногда вспыхивали нитки молний.

- Мам, смотри, это Волшебство! – восклицал Антон, когда она развешивала бельё на улице, и чистые простыни отсвечивали радужными переливами.

Она улыбалась и отвечала:

- Бог тот ещё Волшебник.

С неё всё и началось.
читать дальше

@темы: мои писульки

10:33 

Прозрей.
8.1 балла из 10. Я впервые в шапке сайта, да ещё и на втором месте с этом году.



@темы: мои писульки, Космос, happy

18:18 

Облака (по мотивам фильма "Незримое")

Прозрей.
Какие чувства вызывают у вас незнакомые люди, которые окружают вас повсюду? Вы выходите на улицу, а они копошатся там, словно муравьи, кучкуются в транспорте и магазинах. Куда бы вы ни пошли, вы вряд ли от них укроетесь. Безразличны они вам или надоедливы? Раздражают ли, случайно вас коснувшись? Вводят ли в ступор, задав какой-нибудь вопрос?

У Базилио все они вызывали интерес. Так прозвали у нас во дворах Гриньку. Хотя между собой звали «вон тот с приветом».
Он носил чёрные или синие очки с маленькими круглыми линзами, лиловые или малиновые шёлковые рубашки и, наверное, и правда был «с приветом». Потому что очень уж людей любил. Это в нашем-то мире. Иначе как «с приветом» и не назовёшь.

Хорошо, что он не видел, как они в большинстве своём на него смотрели, иначе бы разлюбил сразу. А так он только чувствовал. Запахи, неуловимые телодвижения, дыхание и тепло он улавливал с невообразимой чуткостью. Он говорил, что люди похожи на цветные облака. Видимо, у него было своё представление облаков. Как и всего другого. Его мир не был ограничен рамками видимого и потому не имел ни конца и ни края.

Он любил знакомиться с людьми везде. Знал имена всех продавщиц в магазинах и распознавал их по духам. Но больше всего Гринька любил метро. Иногда мы катались день напролёт из одного конца города в другой. Брали бутерброды и термос с чаем. Я читал книги, а он подсаживался к кому-нибудь и говорил:
- Привет, я Григорий, а вон там мой брат Артём.

Я только улыбался и махал рукой.

Люди были разные и смотрели по-разному, но в мире Гриньки они светились. Он говорил, что если у человека внутри облака свет, но наружу не прорывается, то человеку очень нужно, чтобы с ним поговорили.

- Вот с тобой так всегда, - говорил он, когда мы оставались в вагоне одни. - Но это не проходит. Тебе тоже нужно попробовать с кем-то поговорить.

Я ничего не отвечал, а он хмурился:
- Поедем домой.

читать дальше

@темы: Космос, внутри меня, мои писульки

09:23 

Прозрей.
Сегодня день рождения моего Владика Чайки )
Я странный тип, который устраивает одиночные тихушные празднования др своих героев.
7 декабря я узнала, что у меня, оказывается, день Ангела, и меня поразил этот факт, потому что это был ещё и день варения Кати Невской. Даже пирог апельсиновый испекла )
Я верю в Космос. До странного глупо верю, что они живут где-то в другой галактике.


@темы: ежиные истории, Космос, мои писульки

14:24 

Прозрей.
Вот же, блин, стукнуло. Тот самый БАМ изнутри.
Задумалась над тем, как пара строчек о "ликах смерти" выпала из главы. А потом стоп.
Лики Смерти.
Название романа?
Не могу объяснить даже, просто чувствую. Оставлю здесь, чтобы не забыть.

Я теряю глаза, знаешь, я медленно теряю слух,
Я не прошу боготворить меня,
Просто люби, хотя бы после смерти двух.
Отец – скорби, любимая – плачь,
Мы – вода, тени снов.
Кто научит меня жить иначе,
Кто станет рабом пустых листов?
Весна плавит страх, меняя голос,
Холодный как лёд.
Приходи в гости, позови друзей, но знай –
Февраль тоже придёт.
Лики смерти, злее бейте,
Наш пропитав голос верой.
Соль с неба, реки. Верьте –
Мы уплываем плавить время.



@темы: внутри меня, мои писульки

14:21 

Фанфикшн "Пульс" (ну собственно, мне нужно было написать это)

Прозрей.
Если ты захочешь уйти,
Я оставлю тебе всё,
Пульс моего мира,
Звук моего мира...




О том, что у главного засранца в Питтсбурге Брайана Кинни есть сердце, знали немногие. Да и на хуй сердце, когда есть член, сказал бы Брайан. Этим органом он был известен куда больше. Достиг большего. Славы. Власти. Да что греха таить, он натрахал столько контрактов… Согласитесь, довольно-таки полезные орган.

А что сердце? Что оно может дать, кроме боли? Страдания. Страха. Пустоты. Одиночества.

Любви…

читать дальше


@темы: queer as folk, мои писульки, фанфикшн

14:26 

Джон приносит домой алые розы (стихи в прозе?)

Прозрей.
Джон приносит домой алые розы. Иногда одну-две, но чаще их больше, случается так, что их бывает несколько десятков, но все они идеально ровные, яркие, с лёгким дурманящим ароматом. И с бусинами на шипах. Бывает так, что Джон приносит целые охапки. Розы стоят в пустых вазах и быстро чернеют. Но даже мёртвые цветы недельной давности Джон никогда не выбрасывает. И дом переполняется розами. Они – повсюду, и тлеющий запах смерти вытесняет аромат свежих цветов. В глазах рябит до боли. Когда заканчиваются пустые вазы, Джон оставляет розы на полу.

Джон приносит домой алые розы каждый день.

Но лишь изредка случается так, что он приходит с пустыми руками. Он останавливается на пороге и слушает. В доме – тишина. Джон не снимает ботинки и проходит в комнату.

В такие дни Джеймс сидит на полу среди изломанных шипов, сидит на коленях – его ладони, руки, лицо, ступни с тонкими пальцами, каждый открытый кусочек кожи – сплошь изрезаны тонкими переплетениями алых линий. Он сидит в центре комнаты, и кажется, всё вокруг него покрыто коркой запёкшейся крови - изорванные лепестки. Джеймс медленно оборачивается на звук шагов. Его глаза чёрные и бездонные, словно бездна ада, в них – стенания тысяч грешников, плач и мольбы, проклятия.

Он говорит: Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ. И Джон вздыхает. Он спокоен. Он идёт за аптечкой. Хочет взять истерзанные ладони, словно дикого зверя голыми руками. Хочет вылечить вековые гниющие раны, залатать тонкой нитью эрозии на полотне.

Но оказывается опрокинутым на шипы. И кровь смешивается. Дыхание смешивается. И боль общая – невыносимая. И слезы – не слабость, а не подчиняемая сила, смывающая залежи пепла с заживо похороненного комочка живой плоти.

И стон с губ – словно молитва. А взгляд – прощение.

Раны затягиваются.

Но с новым днём в доме чисто, и Джон снова приносит алые розы.

@темы: Джим x Джон, Шерлок, внутри меня, мои писульки, фанфикшн

17:38 

Меланхоличная зарисовка "Увертюра смерти"

Прозрей.
Предисловие горе-почеркушника

Увертюра смерти


Тонкой кисточкой из мягкой шерсти Сочельник окрасил вечер готической холодно-мрачной краской. Стальные глаза, красивые, но застывшие, смотрели на инспектора с печалью. Ярко-очерченные алые губы, чуть приоткрытые, но молчаливые, и оттеняющая густо-багровая застывшая струйка из их уголка. Тонкие руки расслабленно опали с непринуждённым изяществом. Складки голубого платья струились по фигуре и викторианскому креслу мягкими волнами прорисованных теней.
Кристоферу стало жаль её, ведь никто из них не планировал провести этот вечер вместе. Вечер холодного Сочельника, такого холодного, что в самую пору достать махровый плед, сварить ароматный шоколадный напиток, насыщенный, почти чёрный, и сидеть под дрожащим оранжевым светом камина.
Не только жизнь устраивает неожиданные встречи, но и смерть. Она вырисовывала картину столь тщательно, в несколько слоёв краски на тёмном, уходящем вглубь фоне, что жаль было бы оставить её без зрителя. Инспектор Диммок был самым подходящим.
Он покорно пожертвовал этот вечер смерти, как и эта красивая девушка со странно-загадочным именем Розамунда. Она даже не успела ничего сказать, только тихо вскрикнула от страха, когда услышала резкое бум! и быстрые шаги. Дальше был выстрел, хруст разрываемой плоти и звон гильзы об пол. Короткая увертюра смерти.
Всего один день до Рождества. Капелька крови на ладонь Иисуса ко дню Рождения. Кристофер религиозен не был, просто потому что ничего не принимал на веру, но сейчас невольно чувствовал себя мессией, должным смыть багровую каплю с многострадальных рук.
Диммок понял, что это будет не просто, когда слегка разомкнул тонкие прохладные пальчики с аккуратными алыми ногтями и взял перстень. Большой чёрный камень уводил нитями в бездну. С губ инспектора сорвался вздох, он вдруг пожалел бедняжку Розамунду ещё больше.
Это кольцо было уже седьмым по счёту. Но серии инспектора не пугали, они хоть и были мероприятием тягучим, но чаще всего маньяк давал сбой и всё решалось. Но это была не серия. Кристофер был почти уверен, что это преступная группировка или же попросту мафия. Этих ребят его коллеги уже в шутку прозвали «Братство Кольца», но Диммок на шуточки придурков не реагировал.
До этого инспектор был раздражён бессилием, даже не своим, а всего мира, который не может вытрясти со дна эту кучку разносящих заразу тараканов, который позволяет им покупать власть.
Но в момент, когда Кристофер лишь коснулся очаровательно-нежной, но уже лишённой своей невесомости ладони, он вдруг подумал: она так красива и невинна в своей смерти, но ведь она любила? Что если любила она безответно и тягуче-болезненно? Если эта душа была близка самому Крису и могла его понять? И эта застывшая сталь в её глазах – как принятие? Смерть равносильная спасению. Нет, Кристофер не принимал такого, он был реалистичен в чувствах. Но она была слишком хрупкой, чтобы терпеть боль. Смерть разломала впивающиеся спицы и сгладила острые углы мягкой кистью.
Инспектор выпрямился в струну и опустил перстень в карман пальто. Он не мог допустить, чтобы душа этой девушки была не спокойна. Он почувствовал окутывающее тепло, уводящее из мира готических сводов и морозящих клавесинных аккордов, от пустоты неизвестности в мир другой – мир свежего воздуха и тонких скрипичных мелодий.
На улице был Сочельник и небо мерно сыпало снег. Кристофер пошуршал по белому тротуару неспешным шагом. И впервые было не больно от того, что дома его никто не ждёт.

@темы: фанфикшн, мои писульки

10:39 

Фанфикшн "История двух стихий"

Прозрей.
Написано по заявке на фест "Валентин'13.26":
Майстрад. Юношеский бунт Майкрофта. Майкрофт внезапно на время оставляет учебу и устраивается репортером в захудалую газету, но скоро ему становится скучно и он решает сделать настоящий авторский репортаж. Помочь ему должен молоденький патрульный, который, кажется, совсем не рад перспективе общения с франтоватым и занудным хлыщом, которого он ненавидит с первой же минуты их общения.
Ссылка на заявку, ибо её автор подписаться отказался. Поскольку эта писулька нравится нам с Джоном и это самое важное, она была написана, не смотря на все тормозящие колкости.
В ней использованы арты замечательно автора, у которого я, к сожалению, разрешения не спросила, но ссылочки даю с его странички.

История двух стихий


Глава первая

История эта началась с банальной фразы, которую тысячи родителей говорят тысячи сыновьям:
- Сынок, нам нужно с тобой поговорить.
Но это никогда не сулит ничего хорошего. Сынок, мы узнали, что ты куришь, что ты водишься с плохой компанией, что это ты разбил вазу. Но Майкрофт Холмс был идеальным сыном. За исключением одного «но», уронившего небо и всю духовную чистоту мира на землю.

- Сынок, скажи нам правду. Тебе что, нравятся… мальчики?- мама произнесла это так тихо и через силу, словно сама мысль об этом была ей постыдна. Отец был молчалив – пока сдерживался, надеясь на разумное объяснение. За спиной сквозь чуть приоткрытую дверь различалось сосредоточенное сопение и едва ли не потрескивание напряжённых ушей – сразу становилось ясно, с чьей подачи этот разговор начался. Маленький гадёныш следил за братом.
читать дальше

Глава вторая

Глава третья

Глава четвёртая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

@темы: фанфикшн, мои писульки, Шерлок

18:38 

Мухи творчества

Прозрей.
Решила на ДР Джонни написать фик по ОНО, но беда в том, что мне не нравится образ Ричи Тозиера, который представили в кино. Совершенно непонятно, почему он рыжий и совсем не похож на взрослого себя. В общем, не вдохновляет меня абсолютно. Эдди тоже там дурачок, но детская его версия мне очень даже понравилась, он смотрелся органично.
Решила заняться поисками своего Ричи (если не ошибаюсь, нынче это зовётся "хэдканон").
И меня как током стукнуло, когда увидела подростковое фото Доминика Монагана.

Блин, ну он!
Да и помню его игру в Лосте, ему такие безбашенные действительно удаются.
Я уже вся вдохновлённая, полезла искать взрослую версию, хоть они и все бородатые, от идеи не отказалась, вроде накопала. Молодоват, конечно, но всё же.


И тут я вспомнила про очки.
Это ж как меня стукнуло это фото, что Я СОВЕРШЕННО ЗАБЫЛА, ЧТО РИЧИ НЕ РИЧИ БЕЗ ЭТИХ ОЧКОВ!
В общем, нашла фотошопера. И тогда я поняла, почему они того рыжего взяли. Они просто подбирали паренька под очки. Получилось у нас что-то вот такое
Я всё же думаю, что с другим фото получилось бы, но, увы и ах, другого нет.
И сколько я не искала ещё, больше никто не подходит даже приблизительно.
Вот такая беда.
Жаль, к фичку не получится прилепить видеоряд из мыслей )
А то выходит у меня какая-то средняя пародия на Кинга и Джона.
Ну я надеюсь, что он хотя бы удивится.

И да, всем плюшек и очипезное фото Доминика Монагана! :ura:

@темы: фанфикшн, мои писульки, Космос

По волнам моей грусти

главная